Редкие военные фото с пояснениями .



Строй бойцов партизанского отряда в освобожденном Крыму. Поселок Симеиз на южном берегу Крымского полуострова.





Советская партизанка охраняет сон бойцов партизанского отряда.





Французы избивают плененных солдат вермахта парижского гарнизона на улице городка Жуи-ан-Жоза (Jouy-en-Josas).





Красноармейцы осматривают сбитый и совершивший вынужденную посадку в
поле пикирующий бомбардировщик люфтваффе Юнкерс Ю-87 (Ju-87).





Члены экипажа танка ИС-2 «Колыма» 48-го гвардейского тяжелого танкового
полка прорыва: командир танка Александра Леонтьевна Бойко (Моришева,
1918—1996), механик-водитель Иван Фёдорович Бойко (1912—1995). В 1942-м
году супруги Бойко, работавшие в тресте «Дальстрой» обратились к И. В.
Сталину с просьбой разрешить им воевать на построенном на собственные
сбережения танке. Получив одобрение, в ноябре 1943 г. супруги по
ускоренной программе окончили Челябинское танковое училище, получив
звания младших техников-лейтенантов. Боевое крещение прошли в боях за
Ригу. 6 августа 1944 г. в сводке Совинформбюро сообщалось: «Экипаж
танка, где командиром мл. техник-лейтенант Александра Бойко и водителем
мл. техник-лейтенант Иван Бойко, за две недели уничтожил пять танков и
два орудия противника». Через несколько дней, в боях у деревни
Малиновка, танк Бойко таранил немецкую «Пантеру», вследствие сего экипаж
получил ранения и контузию. В августе 1944-го Александра Леонтьевна
была награждена орденом Отечественной войны I степени, Иван Фёдорович —
орденом Красного Знамени. Праздник Победы они встретили в Праге.





Парк сбора подбитых и разукомплектованных советских танков в Берлине. В
кадре танки: тяжелый тан ИС-2 (ближние пять танков на переднем плане),
Т-34-85 и ленд-лизовские М4А2(76)W «Шерман» (американского
производства). Современный берлинский район Вестэнд (Westend).





Вид на Южную бухту с Корабельной стороны в освобожденном Севастополе. В
кадре справа — вход в штольню, там размещался полевой госпиталь.





Убитые и раненые румынские солдаты на берегу Казачьей бухты в Севастополе. Слева стоит советский офицер.





Красноармейцы осматривают уничтоженную башенную орудийную установку 35-й береговой батареи в освобожденном Севастополе.



Батарея подвергалась непрерывным бомбардировкам и обстрелам из
тяжелых и сверхтяжелых орудий, 1 июля 1942 года 35-я батарея выпустила
последние 6 снарядов прямой наводкой по наступающей пехоте противника, и
в ночь на 2 июля взорвана советскими войсками.





Уничтоженная немецкая техника на берегу Казачьей бухты в Севастополе.





Групповой снимок советских военнослужащих на улице поверженного Берлина.





Трофейный немецкий реактивный истребитель Мессершмитт Me.262 на палубе
британского эскортного авианосца «Рипер» (HMS Reaper), в порту Шербура
(Франция) перед отправкой в США для испытаний.





Солдаты 7-го запасного танкового батальона вермахта откапывают увязший в
грязи экспериментальный сверхтяжелый танк «Маус» Porsche Type 205/1
(Pz.Kpfw.VIII Maus). 16 марта 1944 года, в ходе испытаний «Мауса» в
Бёблингене (Böblingen), при попытке преодолеть вязкий участок грунта,
машина массой 188 тонн безнадежно застряла.





Советский танк ИС-2 едет по лесной дороге под Выборгом. На переднем плане — раненые советские солдаты.





Евреи из города Лубны перед расстрелом в Засульском яру вблизи города.
По данным «зондеркомандо 4а», которое проводило уничтожение евреев в
Лубнах, 16.10.1941 г. были убиты 1865 человек.





Колонна словацких солдат марширует по оккупированному советскому городу. Украина, 1941 г.





Советские граждане — Елена Островская и двое неизвестных мужчин,
повешенные за связь с партизанами, на Комаровской площади в Минске.
Е. Островская до войны работала в ателье по пошиву одежды. С подпольной
группой молодых людей она спасала советских военнопленных, помогала им
бежать. Шила гражданскую одежду и прятала их в своей квартире.





Надпись на стене разрушенного бомбами дома в Кельне. «20
лет приобретений - счастливый брак — ВСЁ абсолютно В Ж… — 4 брата,
отец мертвы. Г. Пённер»





Красноармеец и американский солдат танцуют в немецкой деревне Коббельсдорф (Cobbelsdorf).





Евреи, обнаруженные солдатами СС в укрытии во время восстания в
варшавском гетто, лежат у ворот гетто, в районе ул. Новолипе
(Nowolipie), у домов № 62 и № 63.



Снимок был сделан фотографом 689-й роты пропаганды. Фотография из
документированного доклада о подавлении восстания в варшавском гетто
весной 1943 года, подготовленного генерал-майором СС Юргеном Струпом
(командовал немецкими силами, ликвидировавшими варшавское гетто). Доклад
был подготовлен для рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Документ был
подготовлен в трех экземплярах. Один из них был представлен в качестве
материалов обвинения в международном военном трибунале в Нюрнберге.





Британский военнослужащий смотрит на немецкие недостроенные подводные
лодки (тип XXI) на верфи AG Weser, входившей в судостроительную кампанию
Deschimag AG в Бремене.





Фронтовой кинооператор Роман Лазаревич Кармен (1906—1978, в центре) и
корреспондент газеты «Красная звезда» подполковник Константин Михайлович
Симонов (1915—1979) у автомобиля «Виллис» в Сталинграде. На заднем
плане бомбардировщик американского производства А-20 «Бостон» (Douglas
A-20 Boston). Слева, предположительно, один из членов экипажа самолета.





Фронтовой кинооператор Роман Лазаревич Кармен (1906—1978) готовится к съемке.





Фронтовой корреспондент газеты «Красная звезда» Константин Михайлович
Симонов (1915—1979) беседует с румынскими военнопленными под Одессой.



Из книги К. Симонова «Разные дни войны. 1941»:



«Когда пленных отвели обратно в помещение, то двух человек оставили
для разговора со мной и рассказали мне их историю: эти два крестьянина,
подносчики снарядов в расчете румынского полевого орудия, когда командир
орудия и все остальные бежали, дождались около орудия наших, подняли
руки, а когда их взяли в плен, попросили разрешения ударить из своей
пушки по расположению немецкой батареи, которая была в полутора
километрах оттуда и местонахождение которой они знали. Им разрешили, и
они выпустили по немецкой батарее весь боекомплект.



Я поговорил с ними. Оба они были люди уже не первой молодости, лет
под сорок, с хорошими простыми крестьянскими лицами, с вполне очевидным и
явным нежеланием воевать. Мне показалось, что, если разобраться
психологически, они, очевидно, стреляли из своей пушки не столько из
ненависти к немцам, сколько просто из желания хоть чем-то отблагодарить
наших бойцов, которые взяли их в плен, не убили и раз навсегда избавили
от этой войны.»





При освобождении города Карачева рядовой Широбоков встретил своих сестер, спасшихся от смерти. Их отца и мать расстреляли немцы.





Групповой портрет советских военнослужащих на фоне колонны Победы на площади Большая Звезда в Берлине. 













 











 





 





 



 





 


















Отправить
Добавить

16 комментариев