Как я сделал стремительную карьеру в глазах своего сына за один день


Даже за час, в сущности. Это был точно лучший час в прошлом году.

Мой старший сын Марк первые три года рос в условиях субтотального моего отсутствия, я постоянно мотался по стране и пропадал допоздна на работе. И потому значимость моя в его глазах была примерно как у полезной бифидобактерии. Ну такой, условно-патогенной бактерии: иногда можно было весело поиграть, но иногда бактерия включала строгача и это его, разумеется, не радовало. Примерно как питерцев не радует погода — ну какие выводы можно сделать из плохой погоды? Переехать? Да нет — не вариант. Короче, мнение мое его мало интересовало. 
Но вот как-то в июне прошедшего уже года, когда Марку было немногим больше трех лет, мы всей семьей на выходных внезапно поехали на пляж в Репино. Ну питерцы-то знают что это, а другим скажу — это такой песчаный берег финского залива. 
Пока Поля возилась с младшим Мироном, мы с Марком пошли прошвырнуться по пляжу босиком. Вскоре мы набрели на здоровенный ручей, который по странной извитой траектории косо спускался невесть откуда прямо в залив. Ручей этот был даже чем-то типа микроречки, воды в нем было мне по нижнюю, а Марку по верхнюю треть голени. Поток там был приличный, а вода ледяная.
— О, Марк! Давай кораблики запускать! 
— ‎А давай! — с азартом согласился он. А кто бы не согласился? 
Мы нашли подходящий кусок сосновой коры, и побежали смотреть как он уходит в море. Не добежали. Наш кораблик тормознула ватага детей постраше, которая, как оказалось, этот ручей крышевала по течению ниже. Им было на вид около пяти, их было штуки четыре.
Выступил вожак:
— Это наш ручей! Тут маленьким нельзя играть! 
— ‎Я не маленький! — закричал Маркес и сжал кулачки. 
— ‎Маленький! Маленький! 
— ‎Не маленький! — тут Марк затопал ногами и слезы брызнули из его глаз. 
Я с трудом заставил себя понять, что передо мной пятилетние шкеты, почему-то в этот момент они мне тоже покзались огромными. 
Мда, думаю… Есть ли ещё в России места без крыши? 
Я уже было собрался отвлечь Марка чем-то и успокоить — ну не сражаться же с этой мелюзгой… Но тут их главарь совершил ошибку — он решил Марка добить:
— Мы, говорит, команда! А ты слишком маленький для нас! 
Марк заревел от бессилия... 
Ах ты, думаю, мелкий упыреныш! Это ж когда и где ты успел этому дерьму научиться? 
— Тебя как зовут, командир? — спрашиваю мрачно. 
— ‎Максим! 
«Ну кто б сомневался! Зуб даю, папа у тебя успешный менеджер среднего звена, воспитывает сына лидером как он это видит. А лидером он считает своего начальника, который вечно его унижает. Поэтому, конечно — Максим, других имен не рассматривали» — быстро промелькнуло у меня в голове. 
— Маарк! А ну-ка иди ко мне, у меня есть идея. Мы сейчас сделаем свой ручей! 
— ‎Каак это?!!! — слезы мгновенно высохли (вот ведь удивительная железа!), глаза стали по пять рублей... 
— ‎Пошли, говорю, за мной. 
Мы поднялись по течению вверх метров на пять, чтобы нас хорошо видела «команда» и я пояснил Марку план:
— Сейчас мы спрямим русло ручья и он потечет по нашей территории. А эта его «команда» развалится прямо у тебя на глазах и они будут просить у тебя поиграть с ними. Глаза у Марка загорелись и он глубоко вдохнул. 
Мы принялись копать песок. Я босой ногой прочерчивал будущее русло, Маркес пыхтел рядом, выгребая мокрый песок руками. Поначалу вода неохотно шла к нам, но когда мы докопали до кромки залива дело пошло быстрее, поток сам стал промывать себе дорогу. Для запуска собственного флота фарватер был все еще мелковат и мы решили сделать искусственный мыс в основном русле для забора воды к себе. Сильным потоком сметало весь наш песок и пришлось укрепить мыс камнями и подручными палками. Битва с природой длилась уже более получаса — я вспотел, Марк раскраснелся. Все это время «команда» настороженно следила за нашими манипуляциями издалека, но когда их поток уже прилично просел, Максим не выдержал и совершил еще одну ошибку — он попытался разрушить наш мыс на глазах у своей «команды». Тут уже Марк проявил себя маленьким львенком: надвинулся со сжатыми кулачками на захватчика и в какой-то момент даже явственно зарычал. Максим решил ретироваться: то ли он испугался отчаянности Марка, то ли моей молчаливой фигуры за его спиной. Это не важно. Главное, что Марк был уверен в себе. 
Мы наращивали мыс шаг за шагом и потихоньку он полностью перекрыл бывшее русло, вода в нем полностью иссякла, а «команда» пришла смотреть на НАШ ручей. Максим снова повел себя глупо и на глазах у своих попытался исподтишка разрушить плотину. И что вы думаете тут произошло? Верно — отхватил он уже от собственных бывших вассалов, они заверещали что так нечестно, а Марк по-честному все построил и нельзя это рушить. 
Бинго! Видел я, Максим, таких как ты много-много раз, только сидели они на потоках посерьёзнее. И каждый раз это кончалось ровно так же, как только поток иссякал. 
Марк тем временем пошел запускать первый кораблик по своему ручью и был так добр, что разрешил играть в нем всем детям. Счастью моего парня не было никакого измерителя, он запускал кораблики вместе с другими детьми и смотрел на меня как на Бога. Я тоже был совершенно счастлив в этот момент... 
После этой оглушительной победы Марку довольно быстро наскучило морское дело и мы вернулись к Поле рассказать куда это мы пропали на целый час. Марк взахлёб, в полном восторге, сбивчиво пытался все ей рассказать. Пришлось мне добавить ясности. Поля сказала мне:
— Вот нисколько не удивлена. Поменять русло ручья… Ну это конечно просто типичное твое решение. 
— Ну да, говорю, с чего бы вдруг тут было иначе. 
Хороший был день. А я с тех пор из бифидобактерии превратился для Марка если не в Бога, то, во всяком случае, в полубога и мое мнение теперь для него многое значит. Неплохая, я считаю, карьера за один-то час.


Автор

Отправить
Добавить

5 комментариев

ПМыч
лучше б дома почаще бывал
Немец
Напомнило...
.
Опять ты приехал уставший с работы
И молча прилёг на диван.
А сын, несмышленыш, не зная заботы,
Весь день по тебе тосковал.
С надеждой протянет мальчишка ладони,
Беспечно посмотрит в глаза, - 
Ответишь ему: «Извини, не сегодня.
Играй-ка, сынок, без меня».
И будут года пролетать, словно птицы,
А ты, как всегда, уставать.
Твой сын повзрослеет и с детством простится.
Тебя перестанет искать.
Как будто глаза ты впервые откроешь,
И спросишь себя – как же так?
А сердце сожмёт оттого, что не можешь
Вернуть его детство назад.
Коснёшься волос огрубевшей рукою:
— Сынок, расскажи, почему
Вчера ты принёс сигареты с собою,
И спать лёг в четвёртом часу?
А сын отвернётся, чуть слышно ответит:
— Отец, извини, мне пора.
Давай не сейчас, ведь мне нужно уехать,
Меня уж давно ждут друзья….
И будешь смотреть ты в окно обречённо,
Тот день вспоминая и час,
Когда так тянулись ребёнка ладони,
А ты говорил: «Не сейчас».
              *  *  *
Опять ты приехал уставший с работы,
Прилёг – отдохнуть бы хоть час.
С надеждой протянет мальчишка ладони…
Не смей говорить: «Не сейчас».
Комментарий отредактирован: 6 января 2018, 16:03
wap99rus
Хня какая то, вот перекопать ночью ручей на даче, по всей длине участка, тем самым отжав пару соток дорогой землицы у соседей. Всего то три часа и три лопаты, там на плоскости почти незаметно получилось, а вот на Яндакартах, конкретно сверху заметно искривление русла. Буду продавать участок, обязательно верну соседям назад их территорию, а то как то некрасиво, вроде и выебал подругу, а ещё и земли отжал…
Ворчун
ахтыжхитраяморда!