Спор дороже денег: почему споры ни к чему не приводят, и как это исправить

Вопреки известной поговорке, в онлайн-дискуссиях рождается что угодно, включая новые формы оскорблений, но только не истина. У каждого из нас всегда наготове своя точка зрения, и мы старательно ее защищаем. Но чтобы доказать что-то другому, нужно апеллировать к его ценностям, которые нам далеко не всегда близки. Рассказываем, почему наши попытки переспорить оппонентов в сети так малопродуктивны, и объясняем, как начать убеждать других эффективно.

Мы перестали ругаться на офлайн-площадях, чтобы продолжать заниматься этим на онлайн-площадках: здесь каждое слово фиксируется и есть возможность вывалить на противника целый воз доказательств нашей правоты. Помогло ли это людям договариваться? Стали ли мы дотошно разбираться в присланных пруфах? Искать компромиссы и анализировать логику рассуждений? Нет, нет и нет!

Дискуссии обычно помогают нам увидеть, как неправы противники, насколько узко они мыслят и — ха-ха! — даже ссылку нормальную дать не могут. Что это за выборка в исследовании? 33 человека! Голову-то включи!

По итогам беседы, представляющей собой простыню комментариев, становится очевидно: по сравнению с агрессивными умниками в интернетах люди, которые подрались в автобусе, — милые и интеллигентные граждане. Почему так происходит? Один из ответов стоит поискать в нашей эволюции.

Факты ничего не значат

Наше видовое преимущество — способность к сотрудничеству. Разум, которым мы так гордимся, сформировался вовсе не затем, чтобы мы могли обнаружить нестыковки в аналитической статье, доказать теорему или сделать верный вывод из посылки. Это, скорее, инструмент, помогающий нам выживать в группе, решать разные проблемы с товарищами. Потому сплетни и мистические бредни так легко и укладываются у нас в голове, а с силлогизмами мы то и дело попадаем впросак. То, что представляется глупым с рациональной точки зрения, с социальной как раз оказывается очень удобным: передергивания, гиперболизация, предвзятость, принятие позиции лидера и скептическое отношение к тому, что бормочет лохматый аутсайдер.

Кассандра могла принести троянцам кипу научных выкладок о грядущих бедах или глобальном потеплении, но из-за общественного статуса прорицательницы к ее доводам всё равно никто не прислушался бы.

Что поделать — выживать вместе со своим племенем, заручившись социальной поддержкой, — более эффективная стратегия, чем запастись достоверными данными, изолировавшись даже от соседей. Множество экспериментов подтверждает, что наш разум крайне избирательно орудует фактами. Получая новую информацию, он старается не проанализировать ее как можно полнее, а, наоборот, встроить в общую картину, которая уже есть у нас в голове, добавить пазл к гармоничному полотну мировоззрения. А если углы этой детальки не сходятся с нашими убеждениями, мы легко ею пренебрегаем — не ломать же всё ради правды жизни!

Вопреки известной максиме, я лучше пойду с Платоном: он мне друг и дороже какой-то там истины.

Исследование 2017 года в очередной раз показало: не важно, каких взглядов вы придерживаетесь и какую тему обсуждаете, — информация, которая вызывает внутри диссонанс и заставляет пересмотреть привычные убеждения, будет воспринята в штыки.

В эксперименте испытуемым предлагали читать тексты и отвечать на вопросы по затронутым в них проблемам. В этих материалах по разным поводам высказывалось мнение, совпадавшее с их собственным или же, наоборот, противоположное ему. Если участник выбирал текст, с идеями которого был согласен, у него был шанс заработать 7 долларов. Тем же, кто в рамках задания «отважился» заочно схлестнуться со своим оппонентом в лице автора и пережить несколько неприятных мгновений, читая его «бредни», платили 10.

Странно, но большинство респондентов отказалось от материальной выгоды, лишь бы не поколебать своих убеждений в важных для них вопросах. Исследователи сделали вывод, что стремление избегать «неудобных» сведений — вовсе не тайная, неосознанная привычка. Мы действительно воспринимаем противоречащие нашему мировоззрению факты как личную угрозу, как вызов группе, к которой себя относим, собственной идентичности. Это опасность, а значит, мозг будет с нею бороться, как иммунная система — с болезнетворными бактериями.

А если мы станем мыслить еще рациональнее?

Хорошо, но, раз уж мы знаем, что мозг склонен к такому искажению, не помогает ли нам это в какой-то степени его преодолеть? Разве, используя научный подход и авторитетные источники, мы не становимся беспристрастнее, объективнее и честнее во взглядах, чем племя охотников-собирателей?

Специалист по поведенческой экономике из Йельского университета Дэн Кахан выяснил, что даже самые умные из нас ставят рациональное мышление на повышенные обороты не для того, чтобы преодолеть разногласия в споре. Их цель — занять как можно более высокую и прочную позицию внутри своей группы.

Каждый раз, когда нам кажется, что тема «идейная» и связана с нашей принадлежностью к некой общности (не важно, идет ли речь о клубе любителей носков с котятами или о приверженцах диктатуры), мы не пытаемся понять логику собеседника, но пускаем всю интеллектуальную мощь на защиту собственных бастионов.

В своем исследовании Кахан изучил поведение 1500 респондентов, устроив опрос на тему экологических проблем, а заодно собрал данные об их политических взглядах и уровне научных знаний и навыков мышления. Казалось бы, чем выше этот самый научный интеллект человека, тем более критическим должно быть его отношение к собственным убеждениям.

Но эксперимент показал обратную зависимость: самые эрудированные и сообразительные стремились собрать как можно больше аргументов в поддержку своих взглядов — консервативных и не очень. Чем вы умнее, тем ловчее будете доказывать собственную правоту, только и всего. В упомянутом эксперименте люди выборочно вытаскивали информацию, созвучную их ценностям, и могли успешно дискредитировать ту, которая им не нравится.

Что не так с вашими аргументами?

Мы живем в мире, где интеллект переоценен, а вот идеология и эмоциональная составляющая остаются в тени. Например, на школьных и университетских курсах словесности и риторики учат оперировать фактами, грамотно формулировать аргументы и четко обосновывать тезисы.

Но современная наука в лице американских психологов объясняет, что вместо того, чтобы все силы бросить на логику, гораздо лучше было бы прививать людям умение и привычку становиться на иную позицию, знакомиться с чужими ценностями и обращаться уже к ним.

Во всяком случае такой подход должен быть чуть эффективнее.

По какому сценарию развивается типичная дискуссия? Вы делаете заявление, скажем: «Проституцию нужно легализовать». Приводите аргумент в его защиту: «Это выведет преступный бизнес из теневого сектора и обеспечит людям безопасность». Ваш оппонент не соглашается, у него другой довод: «Публичные дома уронят нравственность ниже плинтуса». Дальше каждый начинает дуть в свою дуду, один про Фому (легализация доходов и пополнение казны), другой про Ерему (моральные устои). И каждый в этом случае демонстрирует удивительную глухоту.

Специалисты говорят еще об одном баге: как правило, мы переоцениваем вес собственных «убедительных» аргументов и не замечаем, что другой человек пропускает наши доводы мимо ушей. Он не имеет ни малейшего представления, как работает экономическая система, или не привык переживать о морали. Всё, тупик. Каждый бьет в ту точку, которая находится в слепом пятне противника, обращается к аргументам, уже отброшенным другой стороной за ненадобностью.

Американский исследователь Мэттью Файнберг и его коллега из Канады Роб Уиллер обнаружили лазейку. Их эксперименты показали, что если мы переосмыслим свои аргументы в контексте убеждений другого, то достигнем лучшего понимания в споре. Ну или хотя бы в нас перестанут бросаться бутербродами. Для этого потребуется всего лишь отказаться от пруфов, которые кажутся нам самим бронебойными, и связать свой довод с тем, что нашему противнику дорого. Например, если он переживает о нравственности, делайте упор на нее: «Легальные публичные дома, где у каждого работника есть договор с четко обозначенными обязанностями и справка от психиатра, уберегут людей от развращающих экспериментов и позволят сохранить здоровье».

В споре с противником однополых браков бессмысленно напирать на то, что это нормальное право человека — жениться на ком хочется.

Нужно заявить, например, следующее: «Геи — такие же русские парни, патриоты, их деды воевали против Гитлера, они вносят вклад в нашу промышленность и военную экономику. Зарегистрировать по закону брак двух мужчин — это возможность для государства их контролировать».

Вы скажете примерно то же самое — но эксперименты показывают, что второй вариант люди примут охотнее.

Правда, есть небольшая проблема. Чтобы легко менять окраску своих реплик, нужно хорошо разбираться в приоритетах и взглядах человека, которого вам прямо сейчас очень хочется прикончить.

Ценность внешних эффектов

Аргументация — это еще полбеды, есть и более удручающие новости. В исследовании, проводившемся в 2013 году в Университете Юты, ученые предположили, что содержание ваших реплик в ходе дискуссии на самом деле не так уж и важно. Можно с чистой совестью бредить вслух — всё равно никому не охота разбираться. Есть другие, более очевидные маркеры, позволяющие определить, нужно к вам прислушиваться или нет. Например, раса, пол, тон, умение вызывать доверие… В общем, если человек вписывается в рамки образа «авторитетного специалиста», слушатели будут с ним соглашаться. А самый умный при этом может совершенно не найти поддержки, рассказывая о какой-нибудь любопытной гипотезе.

Другой прием, помогающий в споре, — поднять самооценку противника, отнестись к человеку внимательно и с заботой, настроиться на общение эмоционально. Нам проще согласиться с суждением, бросающим вызов нашим убеждениям, когда собеседник за другим концом стола демонстрирует свое уважение.

Впрочем, многое зависит от того, где именно вы затеяли словесный поединок.

Ученые Калифорнийского и Чикагского университетов усадили 300 испытуемых читать, смотреть видео или слушать чьи-то досужие рассуждения о войне, абортах, кантри или рэпе. Оказалось, что реакция людей на информацию, поданную в разных форматах, отнюдь не одинакова.

Хуже всего мы воспринимаем письменный текст. Но если то же самое будет произносить говорящая голова — с экрана или вживую, — слушатели с меньшей вероятностью сочтут спикера неумным или злым, чем если бы им довелось просто прочитать его речь.

Во-первых, это очень тревожная новость для пишущих людей. Во-вторых, теперь становится понятно, почему онлайн-диспуты неизбежно превращаются в адскую помойку.

По данным исследования 2017 года, троллинг в чате оказался связан с плохим настроением человека, стучащего по клавиатуре, а также с общей атмосферой беседы. В дискуссию, где кто-то уже разошелся, намного легче добавить свою ложку дегтя. И что еще интереснее, дурные манеры при ведении споров в сети, заявляют ученые, заразны! Прочитал гадость — и сам на соседней страничке написал что-то в том же духе. Так что если вдруг вам доведется дискутировать онлайн, лучше всего делать это в аудио- или видеоформате, предварительно пожаловаться на хамоватых типов, расчистить грубые комментарии и наконец разослать всем участникам гифки с хомячками. Ведь их настроение тоже повлияет на ход беседы!

А что делать, если я просто хочу победить в споре?

Ссылайтесь на «данные нейробиологии».

Исследования показывают, что самым убедительным объяснением всего происходящего люди считают какую-то белиберду с использованием терминов нейронауки. «Префронтальная кора», «синапсы», «отдел гиппокампа» и «нейронная схема» должны стать вашим главным оружием на этом пути.

Авторы еще одной научной работы доказали, что, даже если бессмысленную информацию приправлять такими загадочными словами, испытуемые считают, что это вполне логичные аргументы.

Настоящий спор требует от человека массы усилий: внимания к другому, развитой эмпатии, личного присутствия и, разумеется, слаженной работы синапсов в передней поясной коре и амигдале.

Источник

Отправить
Добавить

2 комментария

Комментарий был удален
Комментарий был удален