Как правильно расстреливать

Интересный был при освобождении Европы случай. Замок уже покойного Пилсудского в Польше. Толстые стены – по сути, крепкий ДОТ, идеальный узловой пункт обороны. Гарнизон – 3 сотни гитлеровцев. Немцев сдавалось обычно треть, но в условиях замкнутого пространства замка, когда перебежать, не получив пули от ещё верующих в окончательную победу фюрера, было трудно, нашим предстояло перебить их всех. 
      Но наша атака захлебнулась. Лежат. Тогда сын полка 12-ти лет, прихватив ранцевый огнемёт, скрытно подбирается к одной из пулемётных точек гитлеровцев и выжигает весь расчёт. Тут внезапно сдаётся весь немецкий гарнизон. Весь. Удивительно. Что же на верующих в фюрера так повлияло? Процесс выжигания могла видеть лишь незначительная часть гарнизона, оборона-то круговая, но сдались все. Ясно, что механизм изменения ситуации не визуальный, и не вербальный, а психоэнергетический. Поэтому даже те, которые не видели ничего, изменились. Причина, запускающая этот психоэнергетический процесс, и называется – подвиг. Это когда у правых руки подымаются, а у неправых опускаются. 

Профессионализм не трогает, но когда повар или 12-летний мальчик, находясь на грани, что-нибудь совершает – это интересно, придаёт сил и резко меняет ситуацию. Ключ к пониманию сути подвига, всегда воодушевляющего, – выход героя на грань, или за грань, отдача себя делу без остатка. Совершенно редкое состояние, кто достигает, тот – герой, и ему должно козырять. 
         Главное умение того, кто руководит расстрелом, и состоит в умении не назначать в непосредственные исполнители мокроделов-уголовников, не назначать так же опытных бойцов, уже имеющих опыт боёв, а выбрать поваров, сынов полка, девушек-связисток, пацифистов, словом, тех, для кого расстрел потребует преодоления, тех, для кого расстрел – подвиг. Не все это могут, чтобы с этим справиться, надо интересоваться людьми.
 

Сталин и Зоя: трудное решение

29.11 день подвига Зои Космодемьянской 

«Обстоятельства подвига Зои Космодемьянской, первой в Великую Отечественную женщины – Героя Советского Союза, крайне интересны. Но с некоторых пор это описание стали строить только на показаниях двух предателей, по суду расстрелянных, и женщин, которые добровольно предпочли остаться на оккупированной территории, чтобы не работать на Победу в оборонной промышленности. В результате описание подвига Зои стало уровня «одна баба сказала», и даже хуже. А между тем, доступно описание, сделанное дедом, который остался на оккупированной территории действительно вынужденно. Понятно, что показания такого человека тысячекратно ценнее рассказов пусть даже сотни предателей. Дед видел детали, которые предателям ни видеть, не вспоминать было невозможно. В рассказе деда, действительно, открывается красота подвига». 
А. А. Меняйлов