Самая глубокая яма, которую мы когда-либо выкопали

Озера, леса, туманы и снега Кольского полуострова, находящегося глубоко в заполярье придают этому уголку России сказочный вид. Но посреди красот природы стоят руины брошенного советского научно-исследовательской станции. В центре разрушающегося здания находится тяжелая, ржавеющая металлическая крышка, сидящая, будто влитая, в бетонном полу и прикрученная к нему на большие ржавые болты. Некоторые думают, что под этой крышкой находится вход в ад. На самом же деле, под этой пластиной железа находится Кольская Сверхглубокая Скважина. Это самая глубокая дыра, которую человечество прорыло за всю свою историю, а на ее дне находится самая глубокая точка, искусственно обустроенная человеком. Скважина идет на 12200 метров вниз, отчего некоторые местные жители клянутся, что прислушавшись, можно услышать крики людей прямиком из преисподней.



СССР потратило 20 лет на то, чтобы докопаться до такой глубины, но машины прошли только треть земной коры, когда проект был остановлен из-за хаоса, происходившего в России 90-х годов. Такая скважина — не единственный экземпляр в мире. Во время холодной войны гонка между сверхдержавами касалась не только вооружений и космоса: США и СССР соревновались за первенство в том, кто первый докопается до мантии нашей планеты.


Теперь Японцы хотят попытать счастья на этом поприще.




Ули Хармс из Международной Континентальной Программы Научного Бурения работал над германским аналогом Кольской Скважины в своей молодости. Он говорит следующее: «Бурение началось во время Железного Занавеса, и между нами была конкуренция, и одной из причин было то, что СССР не торопилось сделать свои открытия достоянием мировой общественности. Когда русские начали копать, они говорили, что нашли огромное количество воды, и большинство ученых им просто не поверило. Большинство геологов считали, что кора на глубине даже пяти километров была настолько плотная, что вода туда не может проникнуть.»



Шон Тозко, менеджер японского проекта, пояснил: «Главной целью нового проекта является достать образцы мантии, „живые“, как они есть сейчас. В некоторых местах, например, в Омане, можно найти образцы мантии очень близко к поверхности, но эти образцы были мантией миллионы лет назад. Это как разница между живым динозавром и окаменевшими костями динозавра.»



США начало бурить где-то в конце 1950, когда Американское Сообщество Разносторонних Проектов создало первый серьезный план для бурения до коры планеты. Помесь организации и сообщества друзей была неофициальной группой, в которой принимали участие светочи научной мысли США. Первая попытка была названа Проектом Мохол в честь Поверхности Мохоровичича, которая отделяет кору от мантии. Вместо того, чтобы вырыть очень глубокую дыру, экспедиция США отправилась в Гваделупу, где они попытались пробиться сквозь дно океана. В этом есть рациональное зерно, так как на дне океана кора земли наиболее тонкая, но проблема заключается в том, что под водой бурить куда сложнее, а самые тонкие места коры обычно находятся глубже всего.



Советские ученые начали бурить на Кольском полуострове в 1970-х, а в 1990-м году Германская Континентальная Программа Глубокого Бурения начала свою работу в Баварии и смогла пробиться до глубины в 9 километров. Как и в случае с полетом на Луну и первыми шагами человека в космос, технологии для этих проектов приходилось изобретать с нуля. Когда Проект Мохоле вгрызался в дно океана в 50-х, глубоководное бурение в нефтегазовой промышленности не было развито, и никто пока не создал нужных технологий, например, динамического позиционирования, которое позволяет бурящему кораблю стабильно оставаться на одном месте над скважиной.



Одной из главных сложностей, которая мешала германским инженерам, была нужда в как можно более ровном и вертикальном бурении. Решение, которое они создали, теперь является стандартной технологией в нефтегазовой промышленности по всему миру. Именно опыт Кольского полуострова ясно сказал, что если бурение не будет максимально вертикальным, то эффективность бура значительно снизится из-за увеличения вращательного момента и изгибов в скважине. Решением было создание вертикальных буровых систем, которые применяются везде, хотя изначально были созданы для германского проекта. И эти системы работали до 7.5 километров, после чего на последних 2 километрах наблюдалось отклонение в почти 200 метров, которое серьезно мешало.


Немцы попытались использовать некоторые техники ученых и инженеров в поздних 80-х и 90-х, когда Россия стала более открытой в плане обмена информацией, но не смогли достать экипировку вовремя. И все эти экспедиции закончились только раздражением: были фальстарты и блокады жестких пород. Были высочайшие температуры, деньги, политика, и все это положило конец мечтам ученых докопаться до мантии и побить рекорд глубочайшей скважины в истории.



Потом пришел черед для Кольской Сверхглубокой Скважины — бурение остановилось в 1992, когда температура внутри скважины достигла 180 градусов. Это в два раза больше, чем ученые ожидали на такой глубине и дальнейшие работы были невозможны. После коллапса СССР денег на такие проекты не было, и в 1995 станция была закрыта. Теперь это покинутое место и точка на карте для туристов. Германская скважина сохранилась куда лучше — бур все еще там, но теперь кран спускает только инструменты для замеров. Теперь это место — просто обсерватория для планеты или арт-галерея.


 



 


Датская артистка Лотте Гивэн спустила защищенный микрофон в германскую скважину, и ученые спорили по поводу того, что это был за звук. Некоторые люди говорили, что это звуки ада, а некоторые рассказывали, что слышали, как дышит планета. Несмотря на то, что немцы планировали пробурить глубже СССР, они не смогли достичь даже 10 километров — в месте бурения температура была куда выше, чем на Кольском полуострове. Стало ясно, что проект был почти невозможен на том уровне технологий. Кроме того, в тот момент, в Германии 90-х, у ученых не было хороших аргументов по поводу того, почему деньги нужно тратить на гигантскую скважину, а не на реинтеграцию двух частей страны.



Сложно перестать думать о том, что гонка к мантии Земли это обновленная версия романа «Путешествие к центру Земли». Хотя ученые и не ожидали найти полную динозавров гигантскую пещеру, они называют свои проекты экспедициями.


 


«Мы думали о них как об экспедициях потому что подготовка и выполнение планов занимали очень много времени, и потому что ты идешь туда, где никого не была, и сейчас это очень необычно. Эти миссии были настоящим исследованием планеты. Ты всегда находишь там что-то необычное, особенно в самых глубоких зонах коры. И если мы говорим о немецком или кольском проектах, то теории, по которым назначались цели проектов, были устаревшими на 30-40 лет на момент начала бурения. Это чистая наука и ты никогда не знаешь до конца, что найдешь. На скважине 1256, сделанной Глубоководным Проектом Бурения и Океанической Программой Бурения мы впервые увидели неповрежденную кору под океаном. Это было прекрасно.» — Говорят Ули Хармс и Дэймон Тигл, который работает над японским проектом. Сейчас новый проект японцев является одним из главных центров активности Международной Океанической Исследовательской Программы. Как и в оригинальном проекте Мохоле, ученые планируют пробиться сквозь дно моря, в месте, где кора всего лишь 6 километров в толщину. Сверхглубокий проект бурения стоит 1 миллиард долларов и его целью является получить свежие куски пород из мантии, в первый раз за историю человечества. Так как проект зиждается на принципах самого первого, то и назван он «М2М», что расшифровывается как «МоХоле к Мантии».


«Это было бы невероятно, и это потребует огромных усилий от Японии» — говорит Тигл.


 


Несмотря на то, что этот проект очень важен, огромный буровой корабль Чикую был построен почти 20 лет назад именно для этого проекта. Судно использует систему GPS и шесть двигателей, которые контролируются компьютером и могут корректировать положение махины с точностью до 50 сантиметров.


 


«По идее, этот корабль продолжит дело оригинального Мохоле пятидесятилетней давности. Сверхглубокие скважины сделали много прорывов в прошлом и рассказали нам о толстой континентальной коре, а сейчас мы пытаемся понять больше о связи коры и мантии.» — говорит Шон Тозко. «Главным спорным вопросом является то, что существует три кандидата на роль локации проекта. Один рядом с Коста-Рикой, еще один рядом с Багамами, и еще один рядом с Гаваями. Важными параметрами являются глубина океана, дистанция от места бурения и нужда в базе на берегу, которая сможет поддерживать миллардно-долларовую, двадцатичетырехчасовую разработку в море. Инфраструктуру можно построить, но это вопрос времени и денег» — добавляет Тозко.


 


«В конце концов, это вопрос стоимости. Эти экспедиции очень дорогие, а потому сложны для повторения. Они могут стоить сотни миллионов евро, и только часть из них будут ради геологии, остальное будет ради технологического прогресса и операций. Нам нужны политики, которые обратят внимание общественности на проект и помогут с финансированием.»


 

Отправить
Добавить

3 комментария

Кирилл
А откуда известно, что под мантией едро, там пятое-десятое?
А то, я напомню, Эминема слушал не географии.
Оно там не рванёт, пробивая дно?
Brovey

1)Сейсморазведка

2)Зря

3)