ЖУТКИХ МЕДИЦИНСКИХ ИСТОРИЙ ПОСТ

Rabbi: Источник — книга медицинского журналиста Томаса Морриса «Безумная медицина», которую я имел честь прочитать и охуеть. Предлагаю вам сделать то же самое, а кому не терпится, читайте краткий пересказ. Только предупреждаю, что это спойлер всего самого интересного. Не хотите спойлер — идите купите книжку, автору будет приятно, а мне заплатят за рекламу (нет). Понеслась, перекрестясь.

В 1953 году в больницу обратился мужик, который пожаловался на мучившую его две недели боль в животе. Мужик лукавил, у него обнаружился свежий разрыв жопы, потому что мужик, цитирую, «разочаровался в личной жизни», в связи с чем решил запустить из собственного ануса фейерверк.

***

В 1724 году подмастерье плотника пожаловался на боль в ягодице. При осмотре доктор обнаружил торчащие из ягодицы зубцы вилки. Сделав разрез, он извлек 15-сантиметровую вилку с ручкой из слоновой кости и стал выяснять, как она туда попала.

Подмастерье долго отнекивался, потом признался, что пытался избавиться из запора, засунув вилку в жопу, где она благополучно потерялась.

***

1799 год. Мужик увидел в цирке глотателя ножей (который, конечно, на самом деле ничего не глотал). Сказал: «Подумаешь, и я так могу». Поскольку его друзья, как и он, были бухие в хлам, они сказали: «Давай». Он достал свой складной нож и сожрал.

— А еще можешь? — Могу! — Сколько? — Да хоть все!

Ему дали еще три складных ножа и их он тоже сожрал. На следующий день ножи вышли обычным путем, но только это был еще не конец. Через шесть лет он на какой-то пьянке спизданул, что когда-то глотал ножи. Ему, конечно, ответили «Пиздишь».

Запомните, нельзя пьяному мужику говорить, что он пиздит. В качестве доказательства мужик проглотил четырнадцать складных ножей. Ему стало немножко нехорошо, пришлось вызвать доктора, чтобы тот дал слабительное.

Если вы когда-нибудь дристали тугой струей складных ножей, то уверен, что больше так делать не будете. Но мужик, видимо, счел происходящее божьим даром, поэтому на очередной пьянке для развлечения публики сожрал еще 13 огромных ножей.

Это ему уже не сошло с рук, и наутро он блевал фрагментами холодного оружия. А потом умер.

***

1857 год. К прославленному французскому хирургу обращается местная Очень Большая Шишка с жалобами на гнойное воспаление крайней плоти. Осмотрев больного, хирург обратил внимание на заросшие дырки по типу пирсинга.

Выяснилось, что любовница Большой Шишки застегивала его крайнюю плоть на два-три маленьких замочка, когда он от нее уезжал, и в таком состоянии он пробыл четыре или пять лет. Гоните нахуй таких любовниц.

***

Начало XIX века. К знаменитому хирургу обращается молодой человек с жалобой на задержку мочи.

Осмотрев больного, помимо задержки мочи доктор обнаружил явную задержку умственного развития, так как помочиться больной не мог из-за того, что попытался выебать подсвечник, и член предательски застрял в этом экзотическом партнере.

Доктор с ассистентом долго пилили партнера, пока тот не выпустил член, которым благодарный пациент немедля обоссал доктора.

***

1833 год. Раньше вообще считалось, что сердце — орган очень хрупкий, и любое прикосновение к нему приводит к смерти.

Но в 1833 году маленький мальчик с очумелыми ручками смастерил огнестрел из длинной ручки вилки для поджаривания хлеба, зарядил его кусочком дерева около 8 см длиной и случайно шмальнул себе прямо в грудь.

А потом пошел домой и, видимо, пожаловался родителям, что DIY-набор для суицида какое-то говно.

Удивленный бегом прибежавший врач подробно документировал состояние мальчика, не решаясь, впрочем, извлечь кусок дерева, потому что, во-первых, было непонятно, где он, а во-вторых, анестезию еще не изобрели.

Мальчик, как ни странно, пошел на поправку и почти выздоровел, если бы не умер.

Вскрытие показало, что кусочек дерева, по-видимому, пробил легкое, попал в полую вену и с кровью доплыл до правого желудочка сердца, где и обрел покой, обрастая сгустком крови, который и добил юного кулибина.

***

1850 год. Уличная шпана порой любит хорошо дунуть. Но хорошей дури в Кенигсберге в XIX веке было не достать, поэтому пацаны перлись от дури в собственной голове и дули в сушеное гусиное горло, извлекая гогот.

У одного мальчика дури было больше, чем у других, поэтому он засунул гусиное горло глубоко в рот и случайно вдохнул. К врачу мальчика привели перепуганные родители, убежденные, что мальчик превращается в гуся.

Пришлось доктору слегка разрезать пацану горло, чтоб извлечь из него горло.

Родители, вы б присматривали за детьми, что они там смотрят на Ютубе. Один подсвечник ебет. Другой из вилки застрелился. Третий в дивную жирную птицу превращается.

***

1834 год. Хирург Уолтер Денди публикует в The Lancet (который до сих пор жив, а Путин скоро умрет) описание интересного случая. Привезли к нему мужика с кишечной непроходимостью на такой стадии, что пациент натурально блевал говном.

Денди, конечно, предложил мужика разрезать, но тот зассал и отказался «быть разрезанным». НАОТРЕЗ. BA DUM TSS

Пришлось ждать, пока пациент умрет, чтоб посмотреть, в чем дело. А было оно в глиняной рюмке для яйца с отбитым кусочком, которую пациент, судя по всему, все-таки скорее засунул в жопу, нежели проглотил.

Денди пришел к противоположному выводу, потому что прямая кишка не была повреждена.

Уолтер Денди, к слову, изобрел термин «психотерапия». Он озаглавил этим словом статью, в которой восторженно описывал перспективы новой науки психологии.

И поскольку та была и впрямь новой наукой, она еще не могла объяснить, что мотивация сунуть рюмку в жопу значительно превышает мотивацию ее сожрать.

***

1787 год, и перед нами стоит задача спасти пациента, который нажрался битого стекла.

— ЗАЧЕМ?

— Не знаю. Пьяный был.

© Южный Парк

Полный арсенал врача у нас, конечно, с собой. А именно:

— рвотное;

— слабительное;

— успокоительное.

Это, собственно, все. Еще есть ланцет (не тот, что журнал, а тот, которым вены вскрывали для того, чтоб слить из организма больного всякое дерьмо). Что будем делать, коллеги?

Рвотное нельзя, битое стекло повредит пищевод. Слабительное тоже нельзя, будет КРОВЬ КИШКИ РАСПИДОРАСИЛО. Включите в себе медика XVIII века и думайте, а мы пока идем дальше.

***

1849 год. Перепуганный джентльмен вызывает доктора и демонстрирует ему бутылку с застрявшим в горлышке опухшим пенисом. Обычное дело, да? Ага, только пенис полноразмерный, а горлышко бутылки 1 см в диаметре.

Доктор аккуратно разбил горлышко. Член распух, почернел и был покрыт пузырями ожогов. Делая пострадавшему нежное кровопускание для снятия отека, доктор поинтересовался, мол, Холмс, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, КАК?

Джентльмен был химиком и работал в лаборатории. В процессе напряженной работы ему захотелось отлить, но бежать до выгребной ямы было недосуг, поэтому он схватил первую попавшуюся бутылку и нассал туда.

В бутылке под слоем нафты хранился калий, который, как известно, и в холодной воде взрывается, а в теплой моче тем более. Калий не замедлил взорваться, в бутылке образовался вакуум, и член втянуло в горлышко как мощным пылесосом.

Доктор не поверил, пришел домой и повторил эксперимент, правда, пенисом рисковать не стал. Поднес палец и брызнул в бутылку мочой. Раздался взрыв, и палец затянуло в горлышко.

Учите химию, подписывайте реактивы и не ссыте на калий.

***

XVIII век, у опасного преступника тошнота, рвота и метеоризм. Метеоризм, кстати, это когда живот от газов раздуло, а когда пердят, называется флатуленция. В данном случае у господина преступника ни пердеть, ни срать не выходит, что говорит о кишечной непроходимости.

«Хорошо, хорошо», — вероятно, раскололся опасный преступник во время перекрестного допроса, — «Я сунул себе в жопу кошелек». У меня сын так соглашался рядом с пылающей скатертью, ладно, сознаюсь, я ее поджег.

Но преступник на то и преступник, что он должен всегда оставлять себе пространство для маневра. Здесь, правда, его это подвело. Означенный предмет извлечь не удалось.

«Хорошо, хорошо», — вероятно, раскололся опасный преступник, совсем помирая, — «Я сунул себе в жопу не кошелек».

Док тора напряглись и извлекли этот некошелек, но опасный преступник скончался от перитонита, а доктора сидели и охуевали от некошелька. Некошелек оказался деревянным футляром в кожаном чехле.

В футляре было:

— 10-сантиметровое дуло пистолета

— стальной шуруп с гайкой

— отвертка

— 10-сантиметровая пила по дереву

— пила по металлу

— шприц

— напильник

— 1 монета в 1 франк и 2 монеты по 2 франка

— кусок жира для смазывания инструментов

Короче говоря, полный набор для побега. Футляр имел ПЯТНАДЦАТЬ см в длину и ДВЕНАДЦАТЬ в диаметре, и при этом, полагаю, зек отнюдь не считал себя петухом.

Отправить
Добавить

3 комментария

ПМ

нет у мужиков, в отличии от баб мест для хранения

вот и мучают свою жопу

хотя у баб место это как проходной двор у многих

особо там ничего не схоронить

Комментарий был удален
kikos

Аффтар, а нахуяш всякую хуйню между строк вставлять?? Дитё, ё-маё..